А было ли бешенство?

Анна Кулешова
В Якутии расследуют причины и обстоятельства жестокой резни собак и кошек в пункте передержки животных

Расследование инцидента с массовым убийством животных на территории пункта передержки идет полным ходом. Официально, собакам и кошкам хладнокровно перерезали горло, чтобы остановить распространение вируса в регионе. Зоозащитники считают подобную меру непростительной, а известная журналистка Марина Ахмедова и вовсе видит в произошедшем корыстные помыслы.

Напомним, 5 марта пресс-служба мэрии Якутска объявила о введении в городе карантина из-за обнаружения вируса бешенства у собаки, которая проживала на территории пункта передержки безнадзорных животных (далее ППЖ). Департамент ветеринарии распорядился об умерщвлении больных и подозрительных особей, после чего волонтеры фонда «Белый Бим» отправились в ППЖ и пришли в ужас от увиденного. Они нашли контейнер, в котором лежали не меньше сотни трупов кошек и собак. Кому-то перерезали горло, кого-то обезглавили.

Сначала департамент ветеринарии Якутии сообщил, что эвтаназии подверглись только 72 особи, однако после заявил уже о 153 трупах собак и 48 трупах кошек, имевших контакт с собакой с вирусом бешенства (это все животные, которые содержались в ППЖ).

На вопрос журналистов, откуда оказалось столько обезглавленных животных ответил начальник управления ветеринарии Якутска Павел Павлов. Мужчина объяснил это тем, что проба на вирус бешенства берется из мозга умерших животных, и не существует никаких прижизненных методов лабораторной диагностики бешенства.

Однако Павлов явно недоговаривал, так как существует иммунно-ферментный анализ крови на наличие специфических для бешенства антител, который не требует умерщвления животного, и довольно быстро (в течение 5 часов) позволяет определить, больно ли оно с точностью на 98%. Но вот провести анализ у 200 особей — задача довольно трудоемкая и затратная (в частных клиниках стоимость процедуры варьируется от 5 до 10 тысяч рублей), к тому же, во избежание контактирования зараженных животных со здоровыми, всех собак и кошек следовало бы разместить обособленно друг от друга, а условия ППЖ этого не позволяли. Павлов также заметил, что все животные были подвергнуты эвтаназии гуманным способом, с использованием медикаментов для усыпления, так ли это, можно судить по видео с перерезанными глотками.

Зоозащитники предположили, что информация об обнаружении вируса бешенства у одной из собак в пункте передержки была лишь «предлогом для массового умерщвления животных», и подали заявление в прокуратуру о возможной фальсификации результатов. В связи с этим мэр Якутска Сардана Авксентьева поручила проверить данные экспертизы на бешенство, но оказалось, что это сделать невозможно, так как первичные пробы были уничтожены. Об этом глава города заявила на пресс-конференции по проблеме распространения бешенства в Якутии.

По мнению журналиста и зоозащитницы Марины Ахмедовой, работники пункта, где была проведена эвтаназия животных, таким образом просто освобождали место для других бесхозных питомцев.

«Пункт готовится к тендеру на отлов, и перед тендером в нем должны появиться свободные места. А как освободить место — убить всех, кто в нем [пункте передержки] содержится», — написала в своем телеграмм-канале Ахмедова.

Правоохранительные органы начали проверку по факту инцидента, однако собственную проверку собирается провести специально созданная для этого комиссия, в состав которой вошли председатель правительства Якутии Владимир Солодов, другие члены правительства, МВД, представители общественности и СМИ. Результаты расследования будут объявлены 12 марта.

Использованы материалы следующих авторов:

«Одна медсестра в коме, а масок так и нет»: смоленская больница стала источником распространения коронавируса на целый район

Анна Бахошко

Коллеги заражённых медиков уверены, всему виной наплевательское отношение руководства к элементарным правилам безопасности.
В «коронавирусной сводке» Смоленской области первые заражённые из Рославльского района мелькнули 9 апреля. А к сегодняшнему дню, 2 июня, число выявленных ковид-положительных рославльчан подскочило до 136. Но речь пойдёт не о скорости распространения заразы, а о людях, которые пытаются сдерживать натиск пандемии, медиках местной ЦРБ, и об условиях, в которых им пришлось бороться за жизни пациентов — чуть ли не ценой собственных. Спойлер: условия оказались такими, что в настоящий момент одна из

...

Одна «абсолютно нормальная» педофилия

Анна Бахошко

Ужасающее своей обыденностью преступление в смоленской глубинке.
Игнатково — типичная умирающая деревня: здесь вам и заброшенные дома, и бездорожье, и жутковатые останки ещё советской сельхозтехники на обочинах. Даже местная школа больше напоминает криповую заброшку — один скелет в деревянном окне чего стоит! Лишь приглядевшись можно понять, что здесь всё же проходят уроки, а скелет — верный помощник детишек в изучении биологии.— Я даже подумать не могла, что так жизнь обернётся. Сначала дочь похоронила, теперь такая беда с её ре

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх