Журналиста выписали из смоленской больницы, а вскоре у него заподозрили коронавирус

Мария Язикова
Мужчина узнал о возможном заражении COVID-19 по счастливой случайности

Уроженец Смоленской области, а ныне журналист столичного «Спорт-Экспресса» Кирилл Бурдаков угодил в клиническую больницу №1, что в облцентре на улице Фрунзе. После лечения от ОРЗ 28-летнего мужчину признали здоровым, но вскоре он вернулся в медучреждение с двусторонней пневмонией. Тест на коронавирус дал положительный результат.

***

История смоленского москвича — или московского смолянина — началась ещё 16 марта, когда его редакцию перевели на удалёнку. После 4-дневного скучания в столичной квартире Кирилл решил повидаться с родителями, и 20 марта рванул на малую родину — в деревню Кузино Дорогобужского района.

На вторые сутки пребывания на Смоленщине, 22-го числа, у спортивного журналиста поднялась температура и усилился кашель, а днём позднее те же симптомы появились и у его отца.

«До сих пор думаю, кто из нас кого заразил. То ли я „привез“ из Москвы или с дороги и заразил его, то ли он меня. Может быть, я просто сразу за градусник взялся, а он просто дождался момента, когда уже совсем поплохело. Вопрос без ответа», — комментирует ситуацию мужчина.

Только спустя неделю, 29 марта, Кирилл поехал в главный «коронавирусный» госпиталь Смоленска. Там пациенту сделали рентген, который показал, что лёгкие журналиста чисты. Несмотря на это медики госпитализировали «москвича» в инфекционное отделение.

Уже к 6 апреля самочувствие Кирилла оказалось «отличным», и его выписали, решив, что пациент просто переболел ОРЗ и ринофаринготрахеитом средней степени. К тому же тест на коронавирус дал отрицательный результат.

Но радоваться оказалось рано, ведь к этому моменту в медучреждение попал отец смолянина, у которого в день выписки сына выявили двустороннюю пневмонию. Перепугавшись за мать, журналист уговорил и ее сделать КТ. Женщине поставили тот же диагноз, что и супругу.

К 13 апреля паника добралась до младшей сестры Кирилла, и она записалась на КТ грудного отдела в частную клинику. За компанию на процедуру девушка позвала брата, но он решился на томографию только по приезду в медцентр.

Вечером того же дня молодым людям сообщили результаты: в отличие от сестры, у Кирилла оказалась уже знакомая семейству двусторонняя пневмония.

«При том, что я уже несколько дней как выписался, не ощущал никаких симптомов — ну, может быть легкая усталость, но я вполне резонно связывал это с тем, что прошел недельный курс антибиотиков, а они вызывают быструю утомляемость, это нормально. Да мне и ходить-то особо не приходилось: с момента выписки из больницы я четыре раза проехался на такси (из больницы до дома, в клинику на КТ туда-обратно и в конечном счете из дома обратно в больницу) плюс однажды выходил в ближайший магазин, упакованный в маску, перчатки и так далее».

Утром 14 апреля «старого нового» пациента госпитализировали вновь. По сей день он находится в инфекционном отделении, но теперь вместе с матерью. Что интересно, новое сканирование рентгеном также показало, что лёгкие Кирилла чисты. Если бы не томография «за компанию», мужчина так бы и не узнал о столь серьёзном заболевании. Во всяком случае, пока не стало бы слишком поздно.

Помимо рентгена, в день госпитализации журналисту провели повторный тест на COVID-19, а 21-го числа с ним связались сотрудники Роспотребнадзора. Голос из трубки сообщил, что у пациента предварительно выявлен коронавирус. Повторные анализы у мужчины взяли 24 апреля, но результатов пока нет. При этом Кирилл уточняет, что его самочувствие в худшую сторону не меняется. Тем временем отца журналиста уже выписали, COVID-19 у него выявлен не был.

***

«Я не врач, но у меня мало сомнений, что у нас с ним одна и та же болезнь. Мои предположения: ту активную стадию болезни он пересидел дома, а когда сделали тест, то в организме уже не осталось того, что вызывает этот самый „плюс“. Вторая догадка: лжеотрицательный тест, о которых много пишут и говорят. Когда приходит „минус“, „минус“, а на деле — „плюс“. Но этого мы не знаем. Просто домыслы.

Сейчас отец и сестра ждут результатов очередных тестов на коронавирус. Маме тоже пришел отрицательный тест. Но результата пришлось ждать больше десяти дней. Понятно, что во всём вами прочитанном особого позитива не увидишь. Радует одно и самое главное: что мы нашли и выявили это вовремя. Если бы после первой выписки я продолжал без задней мысли работать из дома, кто знает, чем бы сейчас занимался. Готовил бы эту статью — или, не дай Бог, лежал в реанимации или под аппаратом ИВЛ. Ведь если воспаление появилось, оно бы вряд ли „зашло просто посидеть“, а со временем без лечения дало бы осложнения.

Наверное, мне повезло. Большое спасибо сестре — взяла под руку и отправила туда, куда, как оказалось, мне было очень надо попасть...

Считаю, надо отмечать и поддерживать врачей и медсестер, которые сейчас работают в невозможных объемах. Такое ощущение, что они здесь всегда, перевыполняя все мыслимые и немыслимые нормы труда.

Меня неприятно удивляет поведение некоторых пациентов по отношению ко врачам — как к сервису, как к обслуживающему персоналу. Хотя доктора в прямом смысле жертвуют собой, постоянно находясь в контакте с людьми, больными совершенно разными вещами. Безусловно, есть меры защиты — новые выданные костюмы, маски, но носить их на себе целый день — тоже, подозреваю, так себе удовольствие. И когда врачам начинают по мелким поводам высказывать претензии, меня это, если честно, выводит из себя.

Не знаю, имею ли право давать совет — „сходите на КТ“. Потому что сейчас это, наверное, тоже опасненько — желающих много, и вдруг среди них попадется кто-то с „ковидом“. Так или иначе, узнав свой ошеломляющий диагноз, я сразу написал в несколько рабочих групп в мессенджере и в группы с друзьями и по интересам.

Тем не менее, считаю, если есть какие-то симптомы, лучше провериться. Сейчас надо делать не рентген и тем более не флюорографию, а КТ. Потому что выявление болезни способно дать совсем другой ход ее течения и поможет раньше получить верное лечение. Вероятность возвращения к нормальной жизни будет, наверное, примерно такой же, но намного раньше. Разве приятно находиться в больнице почти месяц, как я? Уж лучше разобраться на пару недель раньше и поскорее „выйти на свободу с чистой совестью“. И чистыми легкими».

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: sport-express.ru

Фотографии в материале: sport-express.ru, sport-express.ru

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

Год со дня исчезновения Влада Бахова

Мария Язикова

Видео: воспроизводим хронологию поисков и расследования.
Ровно год назад, 6 апреля 2019 года, в лесу под Демидовом Смоленской области исчез 16-летний подросток Влад Бахов. Вряд ли кому-то нужно объяснять, кто это, ведь парень уже стал настоящей легендой всероссийского масштаба - во всяком случае об этом говорит старый-добрый «Яндекс», который любезно откликался на запросы о юном смолянине 1 миллион 699 тысяч раз.Для тех, кто запамятовал, всё же

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх