Инсулин инсулину рознь: история о том, как смолянина-диабетика подвергли опасности из-за неразберихи с лекарствами

Анна Бахошко
Медики признали ошибку, но «правильные» медикаменты пациент так и не получил

Ни для кого не секрет, что жизнь смоленских диабетиков — далеко не сахар. Ещё менее сладкой её делают перманентные перебои с поставками лекарств. В минувшем марте мы уже поднимали тему льготного снабжения смолян инсулином и показывали, что называется, на пальцах, как областной департамент по здравоохранению перекраивает закон в ущерб пациентам. После той публикации Несладкая жизньКак смоленский департамент по здравоохранению перекраивает закон в ущерб больным сахарным диабетом? жалобы на нехватку препаратов в редакцию Readovka67 поступать перестали, как вдруг в регионе 67 случился очередной «рецидив».

К нам обратился житель Смоленска Андрей Парфененков, страдающий сахарным диабетом первого типа. Мужчина поведал о том, как в период пандемии коронавируса был вынужден ходить в поликлинику (читай: самое опасное из всех общественных мест), чтобы получить полагающиеся ему препараты, увы, безуспешно. Дальше со слов Андрея.

«17 июня я попробовал записаться на прием к врачу в поликлинику по месту жительства [ОГБУЗ „Поликлиника №4“ на улице Нормандия-Неман — прим.ред.] для выписки инсулинов. Мне отказали. Мотивировка — карантинные мероприятия. Зато мне было предложено позвонить медсестре, которая занимается выпиской рецептов дистанционно, что и было сделано. О, чудо! Там ответили, что всё необходимое сами выпишут и даже обеспечат доставку на дом волонтерами. Правда, здорово? Но ожидание подвоха не покидало меня до момента этой самой доставки. И что бы вы думали? Случилось ожидаемое: один из препаратов оказался не тем, который был назначен при наблюдении в стационаре. Вместо Лантус СолоСтар (инсулин гларгин) мне выдали Левемир ФлексПен (инсулин детемир) — это как вместо аспирина назначить парацетомол. При этом самого рецепта я не видел и не имею ни малейшего понятия, откуда это лекарство вообще взялось.

После этого я опять позвонил по тому же номеру, объяснил ситуацию. Мне было предложено самому прийти в поликлинику и выяснить ситуацию с врачом (в нарушение указа губернатора, так как людям с моим заболеванием вообще запрещено на улицы выходить). Да ладно, бог с ним, с губернатором...

18 июня в личной беседе с эндокринологом в поликлинике выяснилось, что департамент по здравоохранению Смоленской области не закупил необходимый препарат, и мне предложили использовать тот, который есть, то есть фактически мне отказали в предоставлении назначенного инсулина.

Для тех, кто не знает, важное разъяснение о замене препаратов инсулина: в таком случае пациенту необходимо(!) наблюдение в стационаре в течение двух недель с круглосуточным мониторингом уровня сахара крови и соответствующими коррективами количества препарата! На мое предложение оперативно устроить госпитализацию мне отказали с мотивировкой в виде карантинных мероприятий в стационаре. Вместо этого мне было предложено побеседовать с заведующей медчастью поликлиники. Начмед слово в слово повторила предложение эндокринолога. Мой вопрос о возможных тяжелых осложнениях здоровья (гипогликемическая кома) сочла риторическим, на чем мы и распрощались. Да, эти неправильные инсулины я у нее и оставил. Может, кому и пригодятся.

Еще пара бесед со специалистами областного департамента здравоохранения и с главврачом поликлиники не дали никакого результата. Вот такое оно, здравоохранение по-смоленски. В очередной раз придется за свои деньги инсулины покупать, благо, они в свободной продаже есть».

С вопросом о ситуации с нехваткой Лантуса мы обратились в администрацию Смоленской области, где нам ответили следующее:

«С января 2020 года, по предписанию ФАС, Лантус, как и все инсулины, закупается по международному непатентованному названию (далее МНН), а не по торговому наименованию, как это было раньше. Соответственно, аукционы разыгрываются не по названию „Лантус“, и поставляются его аналоги. Действующее вещество одно и то же, терапевтический эффект такой же. Пациентам назначают не Лантус, а инсулин гларгин и в рецептах выписывают инсулин гларгин, а он в наличии в достаточном количестве: по региональной льготе 1699 упаковок, по федеральной — 816. Также в наличии есть Туджео (тоже инсулин гларгин): 1251 и 1168 по региональной и федеральной льготам соответственно».

На вопрос о том, почему в таком случае Андрею назначили не гларгин, а детемир, поступил такой ответ:

«Это такой же инсулин длительного действия. Детемир — это оригинальный препарат Левемир, у него аналогов пока нет».

Для лучшего понимания ситуации важно разъяснить некоторые особенности вышеупомянутых лекарств. Если в случае с Лантусом действие препарата начинается в среднем через 1 час, то с детемиром — от 3 до 14 часов. При этом Лантус «работает» от 24 до 29 часов, а Левемир — до 24-х. Также важно отметить, что продолжительность действия инсулина и его аналогов может существенно различаться не только у разных пациентов, но и у одного и того же, а это значит только одно: назначать лекарства диабетикам «вслепую» для них может быть смертельно опасно.

Что интересно, со временем к тем же умозаключениям пришла и та самая начальник медчасти — в разговоре с Андреем она призналась, что была неправа, но предложила использовать, скажем так, странные препараты. Возьмём хотя бы РинГлар (инсулин гларгин). Во-первых, ни в одном из официальных источников информации об этом препарате не указана продолжительность его действия, а значит не факт, что она вообще исследовалась. Говорит об этом хотя бы то, что никаких международных публикаций о проведённых исследованиях РинГлара в сети нет, а на сайте у производителя сплошная «вода». А потому вернёмся к нашим баранам Лантусу и Левемиру (читай: гларгину и детемиру).

Согласно информации с сайта смоленского депздрава, в настоящий момент в наличии в аптеках области по региональной льготе всего 61,8 упаковки Лантуса, из них в областном центре только 24. По федеральной льготе ситуация ещё хуже: в регионе сейчас имеется всего 4 пачки, а в Смоленске — вообще ни одной. С детемиром же, которым пытались напичкать Андрея, ситуация куда лучше: по региональной льготе имеется 736,4 пачек, из которых 311,6 приходятся на облцентр, а по федеральной — 711,8 и 239 упаковок соответственно.

Обратимся к сайту Контур Закупки. По данным информационной системы, в текущем году департамент по здравоохранению активно пытался закупать и детемир, и пресловутый гларгин, но чаще всего сталкивался с одними и теми же проблемами: все закупки были признаны несостоявшимися по одной из двух причин: либо по окончании срока подачи заявок не нашлось ни одного поставщика, либо была лишь одна заявка, которая в итоге и выигрывала. Из 9 закупок обернулись заключением контракта только 4, ещё одну отменил сам заказчик. Остальные же заявки поставщикам оказались попросту неинтересны.

О том, почему так происходит, мы подробно писали ранее Несладкая жизньКак смоленский департамент по здравоохранению перекраивает закон в ущерб больным сахарным диабетом? , но вкратце всё же повторим. Причина проста как мир: государство не готово платить. Правительство гордо позиционирует это как удерживание цен на медикаменты, но на деле оно выливается в нежелание производителей работать себе в убыток и как следствие отказ реализовывать лекарственные средства по предложениям госучреждений. Из года в год скупость выливается в нехватку медикаментов — только в минувшем году около 30% тендеров на закупку лекарств осталось без заявок.

Использованы материалы следующих авторов:

В Смоленск для соревнований приплыли корабли со всей России

Евген Гаврилов

Их еще можно застать на одном из водоемов.
Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток, Калининград — города-порты России, где жители привыкли видеть на горизонте величественные громады боевых кораблей. Где даже рестораны и ночные клубы устраивают на палубах бывших фрегатов и корветов. Смоленск — хоть и стоит на реке, но давно уже не судоходен. Даже речной трамвай «Смоляночка» вот уже несколько лет как прекратил свои рейсы вдоль набережной. Но это не помешало 24 сентября на водной глади одного из наших водоемов засверк

...

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх