Пощечина русофобской политике: рассказ будущего русского мэра Нью-Йорка

Наталия Белова
Как мужчина из Томска собрался менять Америку изнутри

Пока одни русские пытаются влиять на внутреннюю политику США скрытно, из-под полы, как будто стесняясь, другие действуют прямо и открыто. Пример тому уроженец Томска Виталий Филиппченко — мужчина переехал в страну несколько лет назад, а теперь решился вообще на неслыханную наглость — он баллотируется в мэры Нью Йорка.

Американская биография Виталия довольно типична для эмигранта: приехал в Штаты в 2006 году по обычной туристической визе, а потом решил, что родина его больше не манит. Первые два года работал на стройке, потом в компании по перевозкам, все это время находясь, по сути, в статусе нелегала.

— В любой момент меня могли поймать и депортировать из страны. Но однажды на свадьбе друга я познакомился с американкой, мы влюбились, поженились, что и помогло мне решить вопрос с документами и пребыванием в Штатах. Как только поженились, в 2009 году, я открыл свою компанию по перевозкам, она существует уже 11 лет. Фиктивным наш брак точно не был — мы живем вместе уже 12 лет. Конечно, такие браки существуют и здесь, и в России, эту проблему никто не отменял. Но мы с супругой продолжаем жить вместе, путешествуем, отдыхаем. Иногда ругаемся, потом миримся. Обычная семья, — рассказывает Виталий Readovka.

Первые шаги в политику

Решение баллотироваться на пост мэра города спонтанным не было, недовольство, по словам мужчины, нарастало постепенно. Сначала он попытался пойти в местное районное управление — это что-то вроде организации активистов, только имеющей официальный статус. Они выдают разрешения на строительство домов, ресторанов, регулируя внутреннюю жизнь сообщества.

Виталий успел попробовать себя и в рядах волонтеров полиции — по сути, тоже что-то вроде движения активистов, по-русски — дружинников, только прошедших специальные курсы подготовки и внешне практически неотличимых от правоохранителей.

— Я волонтерил где-то 3 года, потом начались сложности с ковидом, и я ушел из этой истории. Но тогда мне необходимо было пройти специальные трехмесячные курсы, знать законы, сдать экзамен — все-таки я представлял полицию. И визуально это выглядит по-другому: форма практически та же, у нас тоже были рации, дубинки, не выдавали только пистолет. Мы патрулировали улицы вечерами, во время праздников, музыкальных парадов разделяли зрителей транспарантами, словом, обеспечивали безопасность в комьюнити для своих же жителей, — продолжает Виталий.

Постепенно погружаясь в повестку сообщества, Виталий понял, что проблем в городе, на самом деле, больше и действовать нужно шире, точно не силами местных движений.

—  Поскольку по образованию я дорожник, увидел, как безобразно тут ремонтируются дороги, то есть, по сути, неправильно используется бюджет. Решил, что возмущаться и болтать здесь не поможет — необходимо действовать. Поэтому я подождал, когда наступит время перевыборов мэра и просто подал заявление. Сейчас у нынешнего главы города заканчивается срок, и он сделал, действительно, очень плохую работу. Представляете: впервые в истории выдвинулись сразу 35 кандидатов, там и бизнесмены, и полицейские, миллиардеры. Люди просто не выдержали.

Дураки и дороги по-американски

Как выяснилось, проблемы в Америке во многом те же, что и в Москве, да и вообще в России. Асфальт, который должен служить 10-15 лет, по словам Виталия, «соскребают» с улиц стабильно раз в 2 года. То же с возведением заездов к хайвэям — из-за неграмотных работ уже готовые конструкции приходится сносить и строить заново. Причем, кажется, что реальной ответственности за ошибки и растрату общественных денег никто не несет.

— У нас есть хайвэй внутри города, я видел, как к нему делали заезд. Его строили 3 месяца и, когда начали соединять, несоответствие было сантиметров в 10. В итоге все разнесли и стали строить по новой, а это ведь бюджетные деньги. И самое интересное: человек, который занимался дорожным планированием, сейчас получил повышение и поехал в Вашингтон — вот это вообще добило, — возмущенно констатирует собеседник Readovka.

Конечно, определенная ответственность за коррупцию, «распил» бюджета может наступить и в Штатах, но только в случае, если общество обратит внимание на проблему и возмутится.

— Если эту систему находят, разоблачают, то уже неважно, какую должность занимает человек, насколько он богат — наказание получит каждый. Юридическая система в Штатах работает намного лучше и четче. Например, большие проблемы сейчас у губернатора Нью Йорка — он что-то там нахимичил с домами для престарелых: сначала, когда все начали заболевать, отправил людей по домам, потом сказал, чтоб возвращались обратно. В итоге многие умерли. Сейчас идет суд и его либо выкинут с должности, либо что-то покруче.

В России вот, например, нечасто увидишь, чтоб губернатора сажали за мошенничество — там популярнее отжимание бизнеса. Да и если посмотреть в общем: тут обычный парень может пойти и подать заявление, выдвинуться в мэры, найдутся люди, которые захотят ему в этом помочь. Представьте теперь, что я бы приехал в Москву и попытался стать мэром города. Мы все знаем, чем бы это закончилось, — отмечает Виталий в разговоре с Readovka.

Другая проблема, которую хочет решить мужчина — бездомные. В Нью-Йорке их порядка 70 тысяч, какая-то часть покрывается городом: оплачиваются гостиницы, дома, ведется социальная работа, но тысяч 20-30 все равно остаются на улице. Происходит это, по мнению мужчины, из-за неграмотного расходования средств — те деньги, которые могли бы пойти на помощь людям, тратятся на крайне дорогие и менее значимые проекты.

— Я смотрю, как город делает разметку, красит велодорожки, автобусные дороги, а я ведь знаю, сколько это стоит. Тратят такие огромные деньги, а для бездомных не могут поставить даже биотуалеты. Разве это нормальное планирование?

Первые трудности

Замечать проблемы мало, недостаточно даже просто о них заявлять. Для того, чтобы иметь реальную возможность повлиять на ситуацию, Виталию необходимо победить на выборах, которые состоятся 2 ноября. Положение мужчины, между тем, довольно шаткое — он идет как самовыдвиженец, не от демократов и не от республиканцев, в то время как общественное внимание приковано именно к кандидатам двух лидирующих партий страны.

— На мой взгляд, то, что я ни с теми и не с другими, наоборот, может сыграть на руку. Сейчас идет конкретное разделение между демократами и республиканцами, симпатии общественности там где-то 50 на 50. И если, например, вы выдвигаетесь от демократов, республиканцы за вас не проголосуют никогда, и наоборот — просто из принципа. Зато если я иду как независимый кандидат, люди видят во мне мэра и верят моим обещаниям, за меня с равным успехом может проголосовать как демократ, так и республиканец, — рассуждает Виталий.

Самовыдвижение — не единственный острый момент. Негативно на имидже Виталия могут сказаться волонтерство в полиции, отношение к которой в обществе изменилось в ходе летних протестов BLM, а также русофобия, о которой сегодня кричат из каждого телевизора.

— Ну, во-первых, я был именно добровольцем, а не полицейским, не получал зарплату, — замечает Виталий, — Просто делал все возможное, чтобы изменить к лучшему район, в котором живу. Но, действительно, сейчас полицию пытаются как-то разделить с людьми, обычными гражданами, что, на мой взгляд, совершенно неправильно — да, есть ошибки, проблемы, однако, их можно и нужно решать.

Но все-таки вам, как потенциальному мэру города, нужно будет занять свою позицию и по протестам. Какой придерживаетесь? — уточняет журналист Readovka.

— Вообще, в Америке протесты только приветствуются, хоть и тема это наболевшая. Из тех, что прошли летом, половина была мирной, половина — нет. Первые я, конечно, поддерживаю, потому что эта история про демократию — у людей есть свобода слова и они имеют право высказать свое несогласие. Это сигнал о том, что существует проблема, важно привлечь к ней внимание и начать решать. Вторые, естественно, нет, потому что хулиганство, поджоги — это преступления, за которыми должно следовать наказание.

С русофобией, как считает Виталий, все еще проще — она существует только на уровне высоких политиков, конгрессменов, корпораций. Рядовой американец не придает особенного внимания происхождению человека, так что русофобия остается, скорее, на уровне бытовых стереотипов. Что, в принципе, можно отнести к эмигранту из любой другой страны.

— Да и какая дискриминация может быть в городе, где половина жителей эмигранты? Или дети эмигрантов? Этим и прекрасен Нью-Йорк — здесь чувствовать себя комфортно может представитель любой нации. Я предполагаю, что процентов 50 эмигрантов точно могли бы проголосовать за меня, ведь я такой же, и они это увидят. Около 30% американцев, думаю, тоже могли бы меня поддержать — все-таки я ломаю барьерные стереотипы высокой политики.

Свое выдвижение Виталий считает пощечиной этой высокой политике — едва ли американские чиновники ожидали, что теперь им придется считаться с кандидатом-эмигрантом из России.

— В этом, кстати, еще один большой мой плюс — я иду как кандидат от народа. Как проблемы простых людей могут решать те, кто эти проблемы не понимает? Да и вообще, когда выдвигался Обама, все говорили: черный никогда не станет президентом! Но он стал. В 2016 году говорили: Трамп плохой, он расист и идиот! Хиллари Клинтон подготовила фейерверков на 2-3 миллиона, а в итоге, когда показали результаты, все были в шоке. Так что не могу сказать, что моя кандидатура — это ни о чем. Думаю, шансы есть.

План победы

План действий у потенциального мэра следующий: в первую очередь, в период с 11 апреля по 25 мая, ему необходимо набрать 3750 подписей, для того, чтобы попасть в списки. А чтобы стать интересным для потенциальных избирателей, необходимо привлечь внимание к своей программе.

Традиционно с этой целью проводятся дебаты, выступления, митинги, но сейчас, когда Штаты лидируют по числу заболевших и умерших от коронавируса, публичные мероприятия запрещены, так что предвыборная кампания Виталия перешла в онлайн-пространство.

— Как ни странно, это оказалось мне даже на руку: в другой ситуации пришлось бы организовывать митинги, выступления, расклеивать листовки — на все это нужны очень большие деньги. Сейчас, поскольку все массовые публичные мероприятия запрещены, все происходит через интернет — волонтеры так же сидят дома, занимаются рекламой, распространением информации, прозвонами.

Кстати, мэрство — не единственная политическая амбиция Виталия. По его словам, он также имеет право баллотироваться в губернаторы и в конгресс. Но думать об этом будет уже потом, сейчас главное — обойти конкурентов на местных выборах. В этом может помочь выгодное отличие кандидата-американца от кандидата-эмигранта из России, заключающееся, как ни странно, в образовании.

— У американцев оно более узконаправленное: человек изучает, условно, либо юриспруденцию, либо строительство, идет четко в одном направлении. А наше, особенно советское, идет сразу во всех направлениях: мы знаем и историю, и географию, причем, не только своей страны, но и, например, Франции, Германии, Испании, Штатов. У нас больше аргументов и более подготовленная почва, в том числе, для полемики и обосновании своего мнения. С другой стороны, у них есть и выгодное отличие: мы привыкли, как в бизнесе, везде двигаться быстро, брать нахрапом: купил, продал, заработал. У американцев не так, они не торопятся, двигаются к своей цели медленно, уверено, планируя каждый шаг и, действительно, добиваются результатов. Как пример — в департаменте Нью Йорка есть два черных парня гея, может, лет восемь назад над ними бы просто посмеялись, но они шли к своей цели и добились, чего хотели.

Виталий говорит, что всегда был человеком активным, деятельным — еще со времен учебы в колледже, для него было важным быть услышанным. Очевидный вопрос, который хочется задать — почему он не попытался реализоваться на родине, где проблем на местах, как минимум, не меньше. Ответ здесь, по словам мужчины, простой — потому что в Штатах это сделать можно, а в России — нет. Там человек, заметивший проблему, может не просто о ней заявить, но еще и попытаться решить, заняв соответствующую должность. В России человек, заметивший проблему, может скоро найти себя под следствием в СИЗО.

Использованы материалы следующих авторов:

Суд приговорил к 3,5 годам мужчину, распылившего газ в лицо силовика на акции 31 января

Денис Батенин

Сторона обвинения просила 8 лет колонии.
Мещанский суд Москвы приговорил к 3,5 годам заключения в колонии Павла Грин-Романова. Мужчина в ходе акции 31 января распылил бойцу ОМОН газ из баллончика, сообщает «Открытые медиа».Грин-Романова задержали после акции 31 января. Изначально ему были предъявлены обвинения в применении насилия, не опасного для здоровья, однако после ужесточили обвинение.Прокуратура запрашивала 8 лет колонии для Павла. В ходе следствия подсудимый признал свою вину и выражал рас

...

Секс и утешение. Как устроен мужской эскорт

Наталия Белова

Почему мужчинам сложнее в этой сфере и кто их потенциальные клиентки.
Тема женского эскорта давно не является тайной. Благодаря публикациям, телепередачам всем известно: кто, где, кого и за сколько. А вот про мужчин-эскортников мы не знаем практически ничего, несмотря на то, что эта сфера не менее развита. Readovka пообщалась с представителем профессии, а также провела эксперимент, попытавшись заполучить себе «мальчика для удовольствий». Эскортники, как и эскортницы, находят себе клиентов двумя способам

...


наверх