Анна Ривина: Хочу заставить государство работать

Наталия Белова
Основательница центра «Насилию.нет» о последствиях появления на обложке журнала Time и работе НКО в России

Журнал Time поместил на обложку мартовского номера фото основательницы центра «Насилию.нет» (организация внесена в список иноагентов) Анны Ривиной. Readovka пообщалась с правозащитницей о том, скажется ли это на деятельности организации и о сложностях работы НКО в России.

— Не боитесь ли вы, что появление на обложке негативно отразится на деятельности «Насилию.нет»?

— Я не вижу никакой угрозы и опасности в том, что меня разместили на обложке Time. Не вижу здесь ничего провокационного. Ну что мне могут за это сделать? Голову отрезать? Жаль, конечно — мне всего 31 год, и я нашла бы, чем еще заняться. Определенные люди и так тратят очень много сил и времени на то, чтобы меня запугать и показать, что мне не стоит заниматься моей деятельностью. Но они не понимают разницы между работой, за которую ты просто получаешь деньги, и тем, когда ты делаешь то, во что веришь. Боюсь у них не так много вариантов отбить у меня такое желание.

Обложка журнала Time

— О каких людях и запугиваниях речь?

— Ну, как минимум, мне пришло письмо из Минюста с уведомлением о том, что, если мы не исправим наш устав, где нарушена нумерация, то организация будет ликвидирована. Для меня лишение возможности заниматься своей деятельностью — действительно, очень тревожно. Но, касательно статуса иноагента, государство легко может посмотреть документы налоговой и увидеть, как и на что мы живем. Иностранное финансирование к нам приходит в виде случайных поддержек и составляет меньше 10 процентов от общего бюджета, я легко могу эти деньги вернуть. Например, я получила поддержку от ООН в рамках 10-летия организации ООН-женщины, я этого не стыжусь, но эти деньги никак не повлияли на наше развитие. Могу вернуть их хоть завтра.

— Как считаете, в чем причина начавшейся кампании по борьбе с НКО? Все-таки, вы не первые, на кого оказывается такое давление.

— Я бы сказала, что есть много процессуальных, юридических и других мотивов, но смысл один: государство совершенно не слышит людей, которые в нем живут, и забыло, что оно должно представлять их интересы. У нашего Центра есть большая поддержка со стороны людей — они отправляют пожертвования, выступают против домашнего насилия, что говорит о том, что наша страна готова бороться с этой проблемой. Но без политической воли мы не можем это зафиксировать. И дело не только в нашей проблематике — это касается всего, что связано с правами человека. Я еще давно сказала такую фразу, которую теперь вынуждена всем повторять: общество эволюционирует, а государство деградирует. И каждый раз мы ощущаем увеличение этого разрыва.

— Вам не кажется, что проблема не в отсутствии политической воли, а как раз в наличии воли глушить всю работу, нацеленную на борьбу за права и свободы?

— Такой истории тут нет. Даже Путин говорит, что семья — это любовь, доверие и уважение, так что здесь налицо какой-то рассинхрон. Кстати, интересный момент: на международной арене любят хвастаться нашими достижениями, достижениями центра «Анна», который, кстати, тоже признан иностранным агентом. Когда мы нужны, о нас вспоминают. Нет никакого желания говорить, что государство не выполняет свои функции, но за наш проект выступала Валентина Матвиенко, Путин никогда не выступал против, так что мне бы просто хотелось, чтобы этой проблеме уделили больше времени и приняли окончательное решение.

— Если нет никакой линии партии мешать борьбе за права, почему так упорно не дают работать НКО, которые во многом просто разгружают государство, выполняя часть его задач?

— Просто никто не хочет заниматься этой проблемой. Надеюсь, мое появление на обложке даст чиновникам понять, что домашнее насилие — не скелет в шкафу, его все видят. И мне все равно, сколько будет судов и штрафов — все эти истории отнимают много сил, но не меняют сути. Я не пытаюсь сделать вид, что вот мы сейчас придем и сделаем всю работу, я не хочу замещать государство. Только чтоб оно самостоятельно защищало интересы граждан. Хочу заставить его работать.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10218719951092074&set=pb.1298101257.-2207520000..&type=3

Суд приговорил к 3,5 годам мужчину, распылившего газ в лицо силовика на акции 31 января

Денис Батенин

Сторона обвинения просила 8 лет колонии.
Мещанский суд Москвы приговорил к 3,5 годам заключения в колонии Павла Грин-Романова. Мужчина в ходе акции 31 января распылил бойцу ОМОН газ из баллончика, сообщает «Открытые медиа».Грин-Романова задержали после акции 31 января. Изначально ему были предъявлены обвинения в применении насилия, не опасного для здоровья, однако после ужесточили обвинение.Прокуратура запрашивала 8 лет колонии для Павла. В ходе следствия подсудимый признал свою вину и выражал рас

...

Пощечина русофобской политике: рассказ будущего русского мэра Нью-Йорка

Наталия Белова

Как мужчина из Томска собрался менять Америку изнутри.
Пока одни русские пытаются влиять на внутреннюю политику США скрытно, из-под полы, как будто стесняясь, другие действуют прямо и открыто. Пример тому уроженец Томска Виталий Филиппченко — мужчина переехал в страну несколько лет назад, а теперь решился вообще на неслыханную наглость — он баллотируется в мэры Нью Йорка.Американская биография Виталия

...


наверх