«Просьба разойтись!», или К чему нужно быть готовым митингующим

Виктория Немис
Как проходят задержания и в каких условиях содержатся протестующие

Штабы оппозиционера Алексея Навального объявили о новом полномасштабном митинге. Мы опросили представителей правозащитных организаций и тех, кто побывал на прошлых акциях, и выяснили, чего ждать митингующим.

Акция пройдет по всей стране, обещают организаторы. В прошедших митингах с 23 января по 14 февраля по различных данным приняли участие до 500 тысяч человек. Тогда в одной только столице были задержаны около десяти тысяч протестующих, согласно информации «ОВД-Инфо». Арестованными оказались 1252 человека, сообщает Общественная наблюдательная комиссия. Помимо спецприемников, в которых места закончились в первые часы протестов, задержанных и арестованных пришлось размещать в том числе в депортационных тюрьмах, где условия содержания как минимум вызывали серьезные вопросы. Чего же ждать от полномасштабной акции, в которой, только в Москве согласно подсчету ФБК (организация внесена в реестр иноагентов) на улицы собираются выйти более 100 тысяч человек.

Адвокат «ОВД-Инфо» Дмитрий Захватов сообщил, что всего по Москве есть три спецприемника, готовые принять задержанных на митинге. В общей сложности в них можно разместить 150 человек — в каждом по 50 человек максимум. И это при условии, что они не будут заполнены другими правонарушителями. При массовых задержаниях людей начинают развозить в спецприемники Московской области — в Егорьевске, Сергиевом Посаде и Люберцах.

«Именно в этой связи была организована ситуация с использованием в качестве места для отбытия административного ареста ЦВСИГ „Сахарово“. Проблема в том, что согласно закону о порядке отбывания административного ареста, под эти нужды используется учреждение, которое для этого предусмотрено. А ЦВСИГ все-таки депортационная тюрьма, поэтому размещение там граждан изначально незаконно» — заявил Захватов.

Депортационных тюрем по Москве и области всего две — в Сахарово и Егорьевске. В первой можно разместить до 1000 человек, во второй — 300. Те, кто оказался в них, сообщали о почти невыносимых условиях содержания. Вот, что рассказала нам Кристина Рамирез, участница прошлых митингов, которая отбывала семь суток в ЦВИГе:

«Там были ужасные камеры, очень душно и пыльно. Форточки все были открыты, но дышать было нечем. После камеры на 10 человек нас перевели в камеру на четверых. По поводу режима. Бывало так, что задерживали обед, его приносили ближе к вечеру и за этот счет у нас уменьшалась прогулка до 15 минут, хотя положен час. Я заболела в первые дни, и у меня поднялась высокая температура. Я обращалась в медпункт, но там был такой странный фельдшер, который предлагал мне аспирин и говорил, что это то же, что парацетамол. Моему адвокату приходилось выбивать лекарства. Душ у нас был один раз за все семь дней», — рассказала Кристина.

Правозащитница Марина Литвинович сообщила, что сейчас в Сахарово идет активная подготовка к массовому поступлению задержанных.

«Я знаю о том, что в руководстве главного руководства МВД по Москве принято решение что если еще у них произойдет подобная ситуация, какая была зимой, то они снова будут использовать спецприемник Сахарова и снова будут его переоборудовать под прием арестованных.

Сейчас, естественно, они готовятся заранее. Во-первых, там осталась вода, которую еще я закупала. Мы привозили туда больше 10 тонн воды. Мне руководство показывало, что она там осталась. Я знаю что они завозили все необходимые вещи: постельное белье, предметы гигиены. Надеюсь, что будет чуть получше, что они будут более подготовленными к приему большого количества людей», — заявила Литвинович.

До того, как попасть в спецприемник, задержанному предстоит пройти испытание автозаком. Как сообщил Дмитрий Захватов, в общей сложности один отдел полиции может «‎обработать» до 20 человек. Это займет около пяти часов.

Для оформления протоколов на задержанных в отделах полиции существуют специальные сотрудники — инспектора группы исполнения административного законодательства. По словам Дмитрия Захватова, чаще всего в штате их по два-три человека. Это замедляет процесс оформления задержанных. Адвокат рассказал, что даже при самом благоприятном раскладе, задержанный проведёт в отделе полиции минимум пять часов.

«Есть еще одна сложность, если на человека составили протокол по арестной статье, его нужно доставить в суд, но перед этим его нужно где-то содержать. В основном в отделах полиции камеры маленькие и туда даже те 20 человек не вместятся. Поэтому для того, чтобы их вместить нужно людей куда-то развозить из одного отдела в другой, где есть места», — рассказал адвокат.

По его словам, содержание в таких условиях — это грубое нарушение законодательства. Если статья предусматривает наказание в виде административного ареста, то удерживать человека в отделе полиции можно до 48 часов, если это административный штраф — на три часа.

«Эти сроки систематически нарушаются и никаких мер реагирования в этой связи не принимаются. Если бы у нас были действительно работающие правовые механизмы, посредством которых можно было бы добиться компенсаций за такие действия полиции, то, конечно, можно было бы рассчитывать на какую-то компенсацию, но рассчитывать не приходится», — резюмировал правозащитник.

По его словам, все происходящее на акциях сейчас несет воспитательную функцию, как и для участников митингов, так и для сотрудников полиции. Силовики действуют исходя из ситуации, а затем уже разбираются: кого и за что они задержали. Под горячую руку попадаются и журналисты. В Москве за прошлые митинги были задержаны минимум 160 представителей прессы.

В связи с этим Совет по права человека при президенте России разработал проект, согласно которому журналисты должны числиться в особом реестре, носить нагрудный номерной знак и QR-код, сообщает «Коммерсант». Что это: попытка защитить журналистов или закручивание гаек?

«Ни о каком обеспечении безопасности речи здесь конечно же не идет. Это, с одной стороны, попытка зарегулировать те вещи, которые подразумеваются как сами собой разумеющиеся.

С другой стороны, понимаете, во всех странах развитой демократии любые полицейские являются квалифицированными кадрами, в том числе постовые сотрудники. Они могут не только хватать на улице, но и проводить первичную обработку, то есть составлять протоколы. У нас не так — один хватает, второй везет, третий пишет рапорт под копирку, а оформляет вообще четвертый. Поэтому можно вводить сколько хотите требований, но это не воспрепятствует в случае чего задержанию журналистов. Потому что люди которые осуществляют задержания обычно крайне низко квалифицированы. Их не учат от слова совсем ничему кроме того, чтобы хватать«, — поделился Дмитрий Захватов.

Удивляться тут нечему, считает адвокат. Существующие международные стандарты реагирования властей на реализацию граждан свободы собраний не предполагают задержание участников мирного публичного мероприятия вне зависимости от того подавалось уведомление в соответствующие органы или нет.

«Если человек не нарушает общественный порядок, тогда его задерживать неправильно, некорректно и незаконно. У нас эти международные стандарты систематически властями нарушаются несмотря на то что если вы внимательно почитаете закон о собраниях, в частности статью шестую, то там написаны достаточно здравые вещи. В частности там написано, что не следует задерживать и наказывать участников собрания вне зависимости от того подавалось ли предварительно уведомление, то есть было ли оно согласовано или нет. И вот в таких обстоятельствах, когда власти Российской Федерации нарушают международные стандарты, то есть по сути их отрицают, что уж говорить о каких-то других более сложных вещах, вроде того, чтобы не задерживали журналистов или люди находились в каких-то приемлемых условиях. Одно просто следует за другим», — высказался Дмитрий Захватов.

Марина Литвинович заявила, что на будущей акции нужно быть готовыми к «жестокой бойне».

«Естественно, все кто собирается идти на акцию должны взять необходимые лекарства и документы. В идеале иметь или запомнить телефон адвоката и иметь судебную доверенность на адвоката, чтобы его могли пропустить без всяких проблем, например, сейчас без ордера не пускают правозащитников«.

Информации о том, сколько сотрудников полиции работало в протестный период с 23 по 14 февраля, в открытых источниках нет. К моменту публикации МВД и Росгвардия ни этих данных, также как и тех, какое количество силовиков будет работать на предстоящей акции не предоставило. Сомнений в том, что их будет великое множество нет.

МВД России призвало воздержаться от участия в акциях протеста. Серьезность их намерений демонстрирует заявление о том, что ведомство примет все меры для поддержания правопорядка. В качестве аргумента против того, чтобы идти на митинг, полиция напомнила о том, что на дворе пандемия, а по сему силовики будут всячески бороться с распространением коронавируса на акциях протеста.

Ранее Readovka писала, что журналистам, освещающим митинги, предъявили новые требования Журналистам, освещающим митинги, предъявили новые требованияИх пока не приняли официально 

Использованы материалы следующих авторов:

Что случилось с министром здравоохранения Омской области — хронология событий 

Белка Стрельникова

Андрей Козачук, который был с ним в день охоты, признался, что министр присоединился к охотничьей компании с некой женщиной.
7 мая стало известно о пропаже министра здравоохранения Омской области Александра Мураховского. Сообщалось, что мужчина вместе с друзьями отправился на охоту. Через какое-то время он отделился от группы и на квадроцикле отправился вглубь леса, где застрял. Бросив транспорт, охотник, плохо знакомый с местностью, решил дальше отправиться пешком, о чем сообщил друзьям по рации. Больше на связь он ни с ке

...

Карманный флот депутата. Что не вошло в декларацию Дмитрия Саблина

Максим Крыжников

Госслужащий скрывал яхту, стоимость которой превышает 1 млрд рублей.
Депутат Госдумы Дмитрий Саблин — известная личность, успевшая засветиться на 18 месте в рейтинге Forbes среди наиболее состоятельных российских госслужащих. Состояние Саблина, по официальным данным, чуть-чуть не дотягивает до кругленькой суммы — «всего» 803 млн рублей. Впрочем, как известно, не одними официальными доходами живет российская политическая элита — последовав примеру своих коллег и в силу природной скромности Саблин «забыл» задекларировать сперва лодку, а затем ях

...


наверх