На сапоги Louis Vuitton и билет на самолет: Кто и зачем продает детей Вконтакте

Наталия Белова
Readovka выяснила, сколько стоит новорожденный ребенок в соцсетях и как используют «живой товар»

Политика социальной сети Вконтакте относительно контента и защиты пользователей давно вызывает вопросы. Пока одни получают реальные сроки за репосты и комментарии, педофилы почти беспрепятственно и безнаказанно ведут охоту на детей. Через различные сообщества можно найти контакты организаций, делающих аборты на поздних сроках, группы смерти, приобрести ношеное детское белье с фотографиями «носителей». А еще там можно продать и купить ребенка.

Некоммерческая организация «Альтернатива», освобождающая людей из рабства, сообщила нам о группах, торгующих детьми, по нашей просьбе соцсеть сразу же закрыла их. Но на их местах быстро появляются новые. Продать и купить живой товар можно в сообществах, посвященных суррогатному и обычному материнству, усыновлению и в группах с говорящими названиями вроде «отдать ребенка».

Самые популярные сообщения в таких группах — от мужчин, готовых анонимно и безвозмездно стать донорами спермы и помочь «познать счастье материнства естественным путем». Дальше — предложения агентств оказать помощь в усыновлении или в поиске суррогатной матери. И наконец, сообщения женщин, готовых взять или отдать уже готового ребенка. Разумеется, о собственно продаже в таких сообществах никто не пишет — слишком явная уголовка, все диалоги и торги проходят уже в личных сообщениях, мессенджерах, по телефону. А само слово «продам» изящно обходится фразой «отдам малыша в обмен на помощь».

КАК СУРРОГАТНОЕ МАТЕРИНСТВО, ТОЛЬКО БЕЗ СУРРОГАТНОГО

Существует несколько схем продажи детей, причем одну из них можно назвать полулегальной хотя бы с этической точки зрения. Здесь задействованы агенты, связывающие беременную женщину и потенциальную семью, и подкупленный врач какой-нибудь клиники. Почти суррогатное материнство, только без первой части.

— Смотрите, как это происходит, — объясняет руководитель «Альтернативы» Олег Мельников, — вот у вас есть роженица, которая ищет через ВК, кому бы продать ребенка. И здесь появляется агент, который говорит: «Без проблем, я могу тебе помочь. Получишь сразу 200 тысяч рублей на руки». Роженица приезжает в какой-нибудь город, например, Нижний Новгород, ее кладут в определенный роддом, в котором есть договоренности с главврачом. Одновременно с настоящей роженицей в роддом приходит другая женщина, покупательница, на самом деле не беременная, но у которой, якобы, начались роды — поскольку вся история уже куплена, не смотрят даже на наличие живота. Когда ребенок рождается, его сразу передают этой женщине и записывают на нее. В итоге, 200 тысяч рублей получает роженица, 200 тысяч агент, 200 тысяч врач. Конечно, по сути, это такая же торговля людьми, но в этой схеме ребенок хотя бы реально попадает к родителям.

Эта услуга крайне востребована у семей, которые, может, и хотели бы получить ребенка легальным путем, но просто не имеют на это средств. Суррогатное материнство — крайне дорогая услуга: в среднем сурмама получает 1 миллион 300 тысяч рублей за ребенка, плюс ежемесячное содержание в размере около 40 тысяч, процедура ЭКО около 50 тысяч, а также все дополнительные медпроцедуры, ведение беременности, обследования. Итого, около 2 миллионов рублей, против 600 тысяч, которые предлагают агенты.

С усыновлением тоже не все гладко. По словам Мельникова, то, что усыновить грудничка-отказничка можно бесплатно — один большой миф. Вы можете взять «бесплатного» ребенка от трех-четырех лет, но вот за новорожденным малышом придется стоять в очереди, которая «двигается» за те же 2-3 миллиона рублей.

ЖИВОЙ СКОРОПОРТЯЩИЙСЯ ТОВАР

Несмотря на то, что схема с купленными врачами, подставными роженицами, безусловно, незаконна и является настоящей торговлей детьми, к ней меньше вопросов с точки зрения этики — даже правозащитники нередко проходят мимо таких историй, убеждаясь, что ребенок попадет в настоящую, любящую семью. Вторая схема намного опаснее и требует наиболее пристального внимания не только правоохранителей, но и законотворцев, ведь именно через нее попрошайки на улицах получают младенцев, которые живут в среднем 1,5-3 месяца.

— Здесь уже продавец и покупатель связываются напрямую, последним ребенок нужен для различных криминальных целей — там задействованы молдавская мафия, цыганская, много еще и русских, украинцев. Самая большая категория — это, конечно, мошенники, которым младенец нужен для попрошайничества. Долго такие дети не живут — в среднем, до трех месяцев. Хотя у нас был один случай, когда девочка каким-то образом дожила до четырех лет и ее использовали для оказания сексуальных услуг, — рассказывает Олег Мельников. — Так мы и вышли на эту историю с продажей детей — пытались понять, откуда их берут попрошайки, а оказалось, что через соцсети.

В данном случае роженица приезжает в заранее оговоренный город на последнем сроке беременности. Когда начинаются схватки, она вызывает скорую, по которой и уезжает рожать без документов, называя любые случайные данные. После родов женщина получает справку о рождении ребенка, но загвоздка в том, что, пока ее не отнесут в ЗАГС и не заверят, для государства этого нового человека не существует:

— Эта история работает только для рожениц, не состоявших на учете по беременности, в противном случае, уже после родов к ней может прийти участковый врач и заметить, что ребенка нет. По скорой же рожденные дети никак не отслеживаются — это ведь оказание экстренной медицинской помощи, которая обязательна даже для лиц без документов. У врачей нет задачи следить за дальнейшей судьбой новорожденного, они должны его просто принять. Незарегистрированного же через ЗАГС ребенка отследить невозможно — его просто как будто не существует. И, если он погибнет в руках попрошаек — а он погибнет — никто и никогда об этом не узнает.

Как правило, за ребенка по этой схеме женщина получает около 300 тысяч рублей, что хоть и существенно меньше, чем в случае суррогатного материнства, но все равно является внушительной суммой. Но не для попрошаек — для них живой товар окупается в первый же месяц. И, чем дольше живет, тем больше приносит.

По данным Альтернативы, в день обычный попрошайка славянской внешности, подобравший правильную локацию и хорошо поработавший над образом, получает около 15 тысяч рублей. Цыганам деньги просто так не дают — они назойливые, от них слишком устали, они слишком раздражают. За день такой попрошайка может настрелять не больше 3 тысяч рублей.

Как только в руках у цыганки появляется ребенок, ее доход резко возрастает. В день она может получить 25-30 тысяч рублей. Как правило, они работают 25 дней в месяц. За этот срок ребенок приносит им не менее 625 тысяч рублей. 1 миллион 875 тысяч за три месяца.

ЛУИЗА И МАРИНА

Readovka провела эксперимент и попыталась купить ребенка у одной из многочисленных продавщиц. На фейковые аккаунты тут же посыпались десятки предложений будущих рожениц:

— 9 из 10 женщин нам удавалось отговорить. Мы сразу начинали объяснять, что в семью ребенок не попадет, что покупаем его для попрошайничества, для цыган, — говорит Олег. — И этим девяти, которые отказывались, мы все равно оплачивали жилье, оказывали помощь. И даже той, одной из десяти, мы тоже пытались помочь, до последнего момента. Мы работали с МУРом и договаривались с ним, что, если в последний момент женщина откажется, совесть взыграет, то все, расходимся. Как будто ничего не было. И роженице тоже говорили, что, если она передумала, — ничего страшного, мы купим ей билет на самолет, она улетит и никто никому ничего не должен. Претензий нет. К сожалению, ни одна из тех, с кем мы в итоге вышли на сделку, не отказалась. Все шли до конца.

Одной из таких стала Луиза из Дагестана, хотевшая получить 300 тысяч рублей за своего ребенка. Олег вспоминает, что в начале ему было ее даже жаль — она попала в сложную ситуацию, ушла от мужа к любовнику, осталась с детьми, забеременела, не хотела делать аборт, остро нуждалась в деньгах. Правда, для каких конкретно целей, правозащитники понять так и не смогли, девушка путалась в показаниях — то ей нужно было оплатить ипотеку, то купить, то отремонтировать дом:

— Сначала мы говорили, что ребенок нужен нам самим, — рассказывает Мельников, — Потом сказали, что уже нашли другого, но у нас есть знакомые, цыгане, которым ребенок нужен для попрошайничества, что проживет он недолго. Если выживет — куда-нибудь подкинем или придумаем еще, как использовать, умрет — ну не твоя проблема. Она согласилась. Но, вместе с тем, ей постоянно требовался эмоциональный контакт, она постоянно писала нашей сотруднице и поэтому вызывала какой-то отклик, сострадание.

Сострадание пропало уже после задержания Луизы. Правозащитники прочитали сообщение, которое женщина отправила сестре:

«Я в ЦУМе присмотрела себе сапоги Louis Vuitton, красные, за 150 тысяч рублей. Сейчас заберу деньги, куплю их и билет на самолет. И тебе что-нибудь куплю».

С другой женщиной, Мариной из Украины, Альтернатива познакомилась благодаря агентству по суррогатному материнству, куда женщина обратилась, чтобы продать своего ребенка:

— Она им позвонила и говорит: «Хочу продать ребенка!» Они ей говорят: «Ты что, дура? Так нельзя». Честные люди оказались. Ну и связали они эту Марину с нами. Мы встречались с ней до родов, помогали деньгами и сразу сказали, что отдадим ребенка цыганам. Ей было пофигу. Марина считала себя очень умной, она родила в Солнечногорске с помощью какой-то знакомой, а когда мы передали ей деньги, приехали полицейские, она сказала: «А что вы мне сделаете? Я гражданка Украины, делаю, что хочу». То есть, она вообще не понимала, что происходит, наглая очень была. Хотела, кстати, 500 тысяч рублей, говорила, что на лечение матери, но в итоге матери никакой, конечно, не оказалось.

ДРУГИЕ ВАРИАНТЫ

Кейсы Луизы и Марины не единственные. По ряду историй все еще идет следствие, потому раскрывать их детали Альтернатива не может. К примеру, следствие до сих пор пытается разобраться в деле Валентины Ляпуновой из Нижегородской области — еще два года назад она была задержана как раз за продажу детей через группы Вконтакте:

— Нам она говорила, что может подобрать любых мальчиков и девочек-отказничков. Всего за 500 тысяч рублей. Мы спросили: «А есть нормальные? А то мало ли там мать алкоголичка или наркоманка». Ляпунова пообещала все устроить. Есть большая вероятность того, что некоторым женщинам, которые рожали детей, говорили, что их ребенок умер. И так они попадали к Ляпуновой. Сейчас мы пытаемся это доказать.

Иногда попадаются и целые больницы, предлагающие передать новорожденного третьим лицам за вознаграждение — в основном, иностранцам. И, по словам Олега, почему-то охотнее всего российских детей увозят в Китай — вероятно, из-за крайне сложной, зарегулированной системы суррогатного материнства в стране:

— С больницами схема такая: женщина рожает ребенка, оформляет мужчину-иностранца как отца, он берет и с помощью агентов получает свидетельство о рождении, а потом спокойно увозит новорожденного за рубеж. Как используются эти дети — мы не знаем. Но часто именно таким образом детей получают гей-пары.

И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Наиболее адекватной в данном случае является система, представленная в США: там беременные женщины, желающие отказаться от ребенка, могут выбрать одну из семей, которая хочет детей, и передать новорожденного им. Все это происходит под контролем государства и безвозмездно — будущие родители оплачивают только медицинское обслуживание роженицы. В этой системе исключена как возможность коммерческой составляющей, так и вероятность того, что ребенок попадет в руки злоумышленников.

Проблема торговли детьми в России во многом могла бы быть решена с помощью грамотного контроля за рождаемостью со стороны системы здравоохранения, а также поддержки женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. К примеру, в ряде регионов закрыли бэби-боксы, где женщины могли анонимно оставить ребенка и быть уверенными, что ему не навредят. Отказ от этой системы, естественно, поспособствовало росту предложений о продаже детей. Кроме того, непонятно, как система Минздрава допустила то, что ребенок, даже рожденный в роддоме под контролем врачей, может просто не существовать для государства. О том, что статистика рождаемости и регистрации детей расходится, говорят даже открытые данные ведомства и ЗАГСа, потому кажется странным, почему на эту проблему до сих пор не обратили внимания. Неужели она очевидна только журналистам и правозащитникам?

UPD: Пресс-служба Вконтакте связалась с редакцией Readovka и пообещала внимательнее отслеживать сообщества, используемые для торговли детьми. Помочь в этом могут и пользователи социальной сети:

— ВКонтакте выступает категорически против деятельности подобных групп. Наша команда блокирует сообщества и личные страницы, связанные с торговлей детьми.Важно понимать, что модерация таких групп — бесконечный процесс. Пользователи не только создают новые страницы или сообщества, но и пытаются обойти правила. Поэтому на блокировку некоторых аккаунтов может потребоваться больше времени. Очень важную роль играют жалобы от других пользователей — в таких случаях противоправные страницы будут заблокированы в течение нескольких минут.И, конечно же, очень важно начать решать проблему системно и ограничивать «торговлю детьми» не только в интернете, но и в реальной жизни.

Использованы материалы следующих авторов:

«Хотите трудной жизни – пожалуйста»: местные рассказали о том, что ждет русских в Латвии

Ася Охлопкова

Языковые запреты могут стать для не говорящих на латышском большой проблемой.
Множество россиян ежегодно устремляется в Ригу, чтобы погулять по старинным улочкам столицы, закупиться на местном рынке и просто отдохнуть в спокойствии старого города. Однако не стоит тешить себя иллюзиями: последние изменения в языковых отношениях внутри страны показывают, что приезд в Латвию хорош для туризма, а вот насчет переезда нужно как следует подумать. Readovka поговорила с местными жительницами Надеждой и Юлией и выяснила, что ждет россиян

...

Попытаетесь сбежать — подкинем наркотики: Как устроено рабство в подмосковной Коломне

Елена Орлова

Иностранные граждане уже несколько месяцев не могут вернуться на родину.
Уже несколько месяцев на заводе «Эталон Строй» в подмосковном селе Пирочи Коломенской области незаконно удерживают как минимум четырех иностранных граждан. Как бы мы ни относились к трудовым мигрантам — легальным ли, нелегальным — необходимо понимать, что удержание против воли, изъятие документов, дармовой труд, по сути, являющийся настоящим современным рабством, не имеет национальности. Мы, наши законотворцы, сотрудники правоохранительных органов, допускающие подобные ситуации, должны стыдит

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх